Зачем русские и французы рвутся в бой

Больше тысячи историков-любителей, занимающихся реконструкцией Бородинского сражения, стали участниками ежегодного фестиваля в Московской области. Среди них череповчане из клуба «Северная крепость». Рассказывает участник фестиваля Вячеслав Налимов.

— Фестиваль на Бородинском поле впервые состоялся в 1962 году, был приурочен к 150-летию сражения русских и французов. Конечно, никаких реконструкторов в то время не было, мероприятие проводили силами государства. В конце 80-х годов появились люди, которые стали заниматься воссозданием костюма и вооружения наполеоновской эпохи, фестиваль возродился.

Череповчане стали участвовать в реконструкции Бородинского сражения с начала 90-х годов.

В 1999 году к ним при-соединился и я. На нынешнем мероприятии, посвященном 150-летнему юбилею сражения, участники из нашего города представили самый большой лагерь артиллеристов на фестивале, приехали 25 человек — 20 в костюмах русских солдат и 5 французов. Это участники объединений «17-я батарейная рота» и «Северная крепость». Привезли с собой три пушки — копии тех, что использовались в Бородинском сражении. Жили неделю в палатках, общались с единомышленниками.

Пушки, кстати, сделаны нашим клубом, череповчанами. Они не стреляют, но имитируют выстрелы при помощи пиротехнических зарядов. Наша задача на фестивале — воспроизвести внешний вид сражения, дыма напустить побольше, это очень зрелищно. Пуш-ки мы делаем не только для себя, но иногда и для реконструкторов из других городов. Например, тульским ребятам делали.
Тула — родина оружейников, а обратились за помощью в Череповец!

Часто спрашивают, как люди приходят в движение исторической реконструкции и почему там остаются. У нас есть люди совершенно разных профессий, социального положения. Всех нас объединяет любовь к истории. Какая разница, кем ты там в миру являешься? Историю любить могут все — от бомжа до олигарха. Вот в клубе ты член команды.

Вы спрашивали, как на Бородинском сражении оказался депутат Череповецкой думы Сергей Орлов? Он давно состоит в нашем клубе, только ездит, к сожалению, редко — человек очень занятой.

Я стал реконструктором совершенно неожиданно для себя. В 1999 году переехал в дом на Краснодонцев. А там как раз и находился в то время военно-исторический клуб. Пришел, понравилось, остался.

Историческая реконструкция — хобби, конечно, не из самых дешевых. Но всегда можно делать костюм не богатого человека, а средней руки. Вот, к примеру, моя любимая наполеоника. Можно делать французского карабинера — тут, мне кажется, и миллиона рублей будет мало. А можно реконструировать русского пехотинца — и в пятьдесят тысяч уложиться. Но это я большой разброс цен привел, вообще русскую военную форму сложнее купить, в основном мастера занимаются изготовлением французских костюмов и атрибутики. А самостоятельно шить костюм не каждый сможет, лучше обратиться к тем увлеченным историей людям, которые на этом специализируются. У всех реконструкторов Наполеоновских войн обычно по два костюма — и русский, и французский. В прошлый раз на Бородино, к примеру, я русским ездил, сейчас французом.

Алена Сеничева

Другие статьи рубрики «Общество»

Другие статьи рубрики «Культура»

Другие статьи рубрики «Отдых»

Другие новости рубрики «Общество»

Другие новости рубрики «Культура»

Другие новости рубрики «Отдых»

Rambler's Top100