Когда металлурги — это строители

Сегодня герои нашей рубрики — Александр и Владимир Макаровы. Отец и сын. Представители интересной династии: 107 лет отдали члены этой семьи Череповецкому металлургическому комбинату, причем большей частью — как строители и монтажники.

Династия

Десять лет работал горновым Александр Макаров. С 1983 года местом его профессионального роста, развития была доменная печь № 3 Череповецкого металлургического комбината. И удивительным образом на домне № 3 пересеклись профессиональные судьбы отца и сына. Но об этом чуть позже.

Печи на череповецком металлургическом ремонтировал еще дед Владимира Макарова — Сергей Николаевич. Работал бригадиром каменщиков в цехе, который так и назывался — цех ремонта металлургических печей, получил звание «Почетный металлург». Бабушка Тамара Александровна трудилась на этом же предприятии — машинистом котлов ТЭЦ ПВС. Их сын Александр, отслужив в армии, тоже пришел на завод. Профессию выбрал не отцовскую — стал горновым («Престижная была профессия.

И денежная», — говорит Александр Сергеевич). Отдав доменному цеху десять лет, решил перейти в «Металлургремонт»: тяжелым физическим трудом в сложных условиях неполезно заниматься долго, и не каждому «по климату» постоянная жара. Даже сейчас, когда в доменном производстве, как и на комбинате в целом, многое механизировано, быть горновым не так уж просто.

Познакомил «Ленинград»

Нынче Александр Сергеевич отмечает сразу два юбилея: 25 лет работы в строительных подразделениях металлургического комбината и 35 лет знакомства с супругой Ольгой Владимировной.

А было так. 25 октября 1983 года пришел молодой горновой Александр Макаров на танцевальный вечер в гостиницу «Ленинград». И увидел девушку Олю, как потом оказалось, будущего врача. Пригласил на танец, она не отказалась, потом проводил домой. Так родилась их любовь на всю жизнь — неожиданно, просто и красиво, как первый снег, шедший в тот день над Череповцом.

Не прошло и полгода, как они поженились — 24 марта 1984-го, уточняет Александр Сергеевич.

Он помнит многие даты, связанные с их совместной жизнью — счастливой жизнью.

Оба их сына выбрали технические специальности. Старший, Сергей, названный в честь деда, выбрал специальность, связанную с IT-технологиями. Перед поступлением в институт в Санкт-Петербурге поставил отца в известность — и услышал короткое: «Иди».

— Я не препятствовал, конечно: каждый должен заниматься тем, что по сердцу, к чему склонность, — поясняет Александр Сергеевич. — К тому же в то время на комбинате много оставалось ручной работы, тяжелого физического труда — не то что сейчас, и, честно говоря, не очень хотелось такой участи для сына.

Вернувшись после окончания вуза в Череповец, Сергей, по натуре организованный и ответственный, как его отец, поначалу работал удаленно, а потом фирма пригласила его на работу в Москву.

Младший сын, Владимир, к этому времени тоже стал студентом — выбрал вуз поближе, Вологодский политехнический, и уехал в Вологду. Но свою судьбу построил иначе — после второго курса перевелся на заочное отделение. Почему? Объясняет просто:

— Познакомился с девушкой; когда понял, что отношения серьезные, нужно было готовить материальную основу семьи.

Он тоже унаследовал лучшие черты родителей, в первую очередь основательный подход и к работе, и к семейной жизни. На время будущие молодожены расстались: Людмила продолжала учиться очно, Владимир жил и работал в Череповце. Попросился в бригаду к отцу, активно познавал профессию и готовил материальную основу своей будущей семьи.

«Затерялся где-то в России»

В то время, в начале 2000-х, специалисты «Металлургремонта» устанавливали импортное оборудование на Череповецком сталепрокатном заводе (ныне «Северсталь-метиз»). Руководство комбината выбирало лучшее, в разных странах; соответственно, проверять и помогать приезжали шеф-инженеры из каждой — Италии, Австрии, Германии, Хорватии…

Общались поначалу через переводчика, вскоре начинали понимать друг друга и без помощников: технические термины, несколько слов — можно разобраться, что хочет сказать иноземец.

— Хорошие ребята, но менталитет у них другой, — качает головой Александр Сергеевич. — Время обеда — человек уходит независимо от ситуации. Конец рабочего дня — тем более: у него контракт, за переработку ему не платят.

Иностранцы уходили отдыхать — русские рабочие оставались доводить до ума оборудование сверхурочно, разбирали пояснения к чертежам на другом языке («В общем, несложно, многие слова повторялись»).

— Я так понял, что жизнь у них нисколько не лучше, чем у нас, — говорит Александр Сергеевич. — Большинство живут в кредит, особенно итальянцы.

И приводит в пример финансовый расклад:

— У начальника отдела в фирме (это как у нас начальник цеха) зарплата 8 тыс. евро; 4 тыс. уходит на налоги, почти столько же — на кредиты. На расходы остается меньше тысячи евро, а курс тогда держался не такой, как сейчас. Но если деньги есть — все можно купить; у нас тогда с этим посложнее было.

Но о зарплате зарубежные специалисты распространяться не любили, на такие вопросы у них табу («И нас приучили»). Более охотно говорили о России: их поражали просторы нашей страны, они удивлялись, почему такие огромные территории остаются незаселенными.

— У них-то страны маленькие, городок к городку, — говорит Владимир. — А что ответишь? Посмеемся только.

На простое общение времени почти не оставалось, тем более после работы. Лишь однажды австриец пригласил к себе в номер в гостиницу «Металлург», но наши вежливо отказались.

— А что так? — подзадориваю. — Может, завязалась бы дружба, в гости в Австрию бы поехали!

— Да он все по командировкам, — смеется в ответ Александр Сергеевич. — Так и затерялся где-то в России потом, мне рассказывали.

На первом месте — безопасность

Три поколения семьи Макаровых занимаются монтажом нового оборудования, строительством и ремонтами — представители строительных профессий на Череповецком металлургическом комбинате. 12 августа отец и сын будут отмечать День строителя. Это их профессиональный праздник — как и День металлурга.

— Что изменилось за эти годы на комбинате? — спрашиваю: перемены происходили на глазах у представителей династии.

— Очень многое! — сразу говорит Александр Сергеевич и начинает перечислять: — Во-первых, само отношение к работе, к трудовой дисциплине стало более ответственным, пьяных на комбинате не увидишь…
— К безопасности отношение изменилось, она теперь на первом месте, — дополняет Владимир. — Исходя из этого постоянно улучшаются условия труда, спецодежда, средства индивидуальной защиты. Появляются новые инструменты, которыми приятно работать, — гаечные ключи, гайко и шуруповерты, многие другие.
— Да, — соглашается отец и вспоминает: — Раньше ведь все вручную делали — гайки, шурупы закручивали; кувалдой много работали; ключи сами вырезали. Нет, не для зарубежного оборудования — для него иностранцы весь необходимый инструмент привозили.

Меняется и комбинат в целом. Вырастают новые цеха и производства (как, например, «Севергал» — в его строительстве участвовал Александр Макаров, а всего на счету монтажника оборудования металлургических заводов более двадцати объектов на «Северстали»).

Место встречи — третья домна

…Помните, как на третьей домне начинал свой трудовой путь Александр Макаров? Теперь здесь работает его сын — но не горновым или подручным.

На месте домны сейчас ровная площадка: старую печь, потрудившуюся изрядно, снесли, на ее месте строят новую. И в этом строительстве участвует сын Александра Сергеевича — начальник механомонтажного участка Центра «Домнаремонт» Владимир Макаров, ведет монтаж нового оборудования и начинает с шихтоподачи.

Конечно, Александр Сергеевич бывал на строительстве. Смотрел на опустевшую площадку. Вспоминал.

— Как пришел — все и вспомнилось. Десять лет ведь отдано было. Сегодняшний начальник цеха, Михаил Михайлович Каримов, какое-то время моим учеником был: тогда после института доменщикам требовалось отработать шесть месяцев горновым.

— Непростое испытание для вчерашних студентов! — вырывается у меня восклицание. — Работа ведь была тяжелая.

— Да, — коротко соглашается Александр Сергеевич. Он помнит о «своей» домне все и знает, что будет после строительства («весь комплекс отстроят заново»): рабочий объем увеличится от 2000 до 3200 кубометров, почти в два раза вырастет производительность (до 2,8 — 2,9 млн т чугуна в год). Будут и другие изменения.

Они часто беседуют на производственные темы: двум профессионалам, любящим дело своей жизни, всегда есть что обсудить, о чем посоветоваться. Стремительно развиваются технологии, на помощь людям приходит автоматика, но опыт старшего поколения по-прежнему ценен:

— Такие люди, как мой отец, знают тонкости монтажа, — говорит Владимир. — Как быстрее и с лучшим качеством смонтировать и выставить агрегат — хотя бывает, что по проекту нужно действовать иначе.

— И что тогда?

— Согласуем, получим разрешение, в итоге процесс ускоряется.

— А вы уже чему-нибудь учитесь у своего сына? — спрашиваю Макарова-старшего, ожидая услышать что-нибудь про новые технологии, компьютеризацию и т. п. (компьютер Макаров-старший, к слову, тоже освоил). Но слышу иное.

— Да, — отвечает Александр Сергеевич. — Отношениям с рабочими, с коллективом. В наше время так не разговаривали, все было просто: велено — делай. Иной начальник и матом объяснит. Теперь больше уважения…
— …командной работы, — подхватывает Владимир. — Важно знать, как сделать, чтобы человек трудился безопасно, вовлекаясь в работу, в проект.

Как найти «свою» профессию

— Часто говорят о призвании. Что это, по вашему мнению, — узкое точное попадание (человек нашел именно свою профессию и ни в какой другой так бы успешно не состоялся) или у каждого есть широкое поле деятельности, где человек может найти себя?

Мнения отца и сына Макаровых разошлись.

— Я думаю, узкое попадание, — сказал отец, опытнейший монтажник оборудования металлургических заводов.
— На мой взгляд, человек может ко всему приспособиться. Можно развиться в любом деле. Но есть более близкие сферы деятельности, где это сделать легче, — ответил сын, начальник участка. — Главное здесь — постоянное развитие. Человек может работать всю жизнь «простым» монтажником, но он постоянно применяет новые инструменты, приемы в работе, обновляет свои знания. Тем более что сейчас, с появлением Интернета, это не проблема.

— А от чего зависит выбор?

— От среды, — считает Владимир. Но тут же оговаривается: — Мама мечтала, чтобы я стал врачом; однако теперь довольна, что я сделал другой выбор.

— А вы хотите, чтобы сыновья пошли по вашим стопам?

— В любом случае решать они будут сами, — сказал Макаров-старший.
— Я больше хотел бы, чтобы они смогли работать там, где захотят, — согласился Владимир.

Сыновьям Владимира пока далеко до выбора профессии: Диме семь, Андрею три. Младший уже сейчас может сам включить планшет, найти любимые мультики и посмотреть («У этого поколения развитие идет на новом уровне», — отметил папа). У старшего «строительный» период позади — кубики лежат забытые, теперь Дима увлечен робототехникой.

Так что вполне возможно, что, если они придут работать на «Северсталь», механизация и автоматизация совершит новый качественный скачок.

А что — чем черт не шутит!

Ирина Ромина

Другие статьи рубрики «Строительство»

Другие статьи рубрики «Общество»

Другие новости рубрики «Строительство»

Другие новости рубрики «Общество»

Rambler's Top100